Фотограф Георгий Кардава о Никола-Ленивце и Burning Man

Каким видам искусства вы отдаете предпочтение помимо фотографии?
К сожалению, у меня остается очень мало времени на что-то другое. Фотография забирает почти все время в моей жизни. Я сталкиваюсь с другими видами искусства сквозь призму фотографирования. Я снимаю разных людей. В основном это люди из мира искусства: актеры, режиссеры, кураторы выставок, художники. Друзья постоянно зовут меня в музеи и в театр, но времени у меня особо нет, так что весь спектр современного искусства я воспринимаю исключительно через свою работу.
Вы когда-нибудь слышали термин «ленд-арт»?
Да, конечно. Ленд-арт ассоциируется у меня с Никола-Ленивцем и с фестивалем современного искусства Burning Man в Неваде.
Если говорить о России, то меня искренне потряс проект «Махалыч» для фестиваля Burning Man. Я видел только макет, но удивился, как в одном проекте сочетаются символика разных религий и остается место для атеизма. И все это настолько гармонично и настолько жизнеутверждающе. «Махалыч» показывает и слабость человека перед природой, и его силу. Работа очень сильная по своей задумке.
Ребята активно искали финансирование, но, к сожалению, проект так и не был завершен.

Как вы считаете, могут ли понять ленд-арт люди из больших городов, которые оторваны от природы?
Да, конечно, могут. Я помню, как на физическом уровне ощущал ту энергетику, которая царит в Никола-Ленивце. Хорошо помню то единение с природой, которое я там испытал, и ту тишину, которую нельзя передать словами. Мне кажется, такие места должны быть в центре каждого большого города. Что-то вроде Центрального парка в Нью-Йорке или Гайд-парка в Лондоне. И те идеи, которые сейчас воплощаются в жизнь в парке «Сокольники» или в парке им. Горького, хоть они и имеют больше развлекательный характер – это движение в правильном направлении. Необходимо объяснить людям, что парки и зеленые зоны – важные социальные объекты, где житель города может восстановить свои силы. А единение с природой – это большое благо для души человека.
Когда вы делали фото Никола-Ленивца, вы открыли что-то новое для себя? Что вы хотели донести тем людям, которые будут смотреть на эти фотографии?
У меня там была четкая задача: мне нужно было отснять первых поселенцев Николы, которые стояли у истоков создания парка.
Сначала все было очень четко и ясно. Но в процессе для меня открылась новая грань – взаимодействие людей с тем местом, куда они заселились. Как будто смотришь фильм про отцов-основателей какой-то коммуны. Когда люди приезжают с другого материка на новую землю и начинают ее осваивать, им надо как-то подружиться с новой местностью. Мне было очень интересно наблюдать за «переселенцами», слушать разные истории и быть причастным к этому процессу через мою работу, через мои фотографии.
Именно эти люди и их история освоения нового места и впечатлили меня на творчество, мне захотелось сделать много красивых фотографий.
То есть вы покидали Никола-Ленивец под сильным впечатлением?
Да, мне понравилась эта идея: когда людям надоело жить в огромном мегаполисе, они начали свою жизнь заново, переехали в деревню, чтобы заниматься любимым делом. Такое решение требует определенного мужества и это своего рода героический поступок.

Присоединяйтесь к обсуждению ленд-арта