Павел Вардишвили о ленд-арте, Никола-Ленивце и музыке

Вы следите за тем, что сегодня создают художники, скульпторы, архитекторы? Как это связано с вашей работой?

Я не читаю специально сайтов по архитектуре и искусству, но, естественно, слежу, потому что эти новости так или иначе появляются в информационном пространстве. Много моих друзей работают в музеях и галереях, активно общаются с художниками. Сам я, конечно же, хожу на вернисажи и в поездках стараюсь обращать внимание на архитектурные достопримечательности. Ну и в целом это связано с моей работой: я должен быть в курсе того, что происходит в культурной жизни, в том числе и на арт-сцене.

Кто ваш любимый художник?

Элмгрин и Драгсет – дуэт скандинавских художников, славящихся тотальными инсталляциями на природе, смешанными с какими-то архитектурными веяниями. Художники, естественно, высказываются на очень важные общественные темы или, наоборот, личные. Иногда они объединяются, как в их самой известной совместной выставке «Trying to Remember What We Once Wanted to Forget».

Почему фестиваль электронной музыки Signal, где ты был в команде организаторов, проходит именно в Никола-Ленивце?

Когда меня позвали в команду фестиваля заниматься связями с общественностью, я согласился, и не в последнюю очередь из-за места. Потому что оно классное, большое, разное и, в целом, уже готово для невероятных приключений даже без фестивалей, а с музыкальной частью и световыми шоу должно было зажить какой-то третьей интереснейшей жизнью.

Какая связь между музыкой и ленд-артом?

В формате фестиваля или ночного события, связанного с электронной музыкой, условный ленд-арт должен всегда идти рука об руку и сопровождать её, сопровождать вас, людей, пришедших на это событие, всё время. Очень просто и неинтересно слушать музыку или танцевать под неё в пустоте, очень круто переживать опыт, в котором есть звук, искусство, свет и другие люди на большой территории.

Как вы считаете, могут ли понять ленд-арт люди из больших городов, которые оторваны от природы?

Мне кажется, для них в первую очередь и строится этот ленд-арт, чтобы ты приехал из большого города и мог отдохнуть глазом на той или иной скульптуре. Провести с таким искусством какое-то время, попытаться слиться с ним. То есть жители большого города – это целевая аудитория условного парка Никола-Ленивец и того, что в нём представлено.

Какая работа в парке Никола-Ленивец произвела на вас наибольшее впечатление?

Арка Бернаскони – очень злая, мрачная постройка, одновременно величественная, красивая и по-своему уютная. По духу она мне очень подходит.

Интервью дано в рамках проекта Signet Land Art.

Присоединяйтесь к обсуждению ленд-арта

Присоединиться